Zacaz.ru

Интернет-магазин товаров для быта, здоровья, отдыха и досуга

8 (495) 781-7881
8 (800) 100 3173

Пн-Пт: 9:00-18:00
Сб-Вс: выходной

2. Беспахотное земледелие шагает по планете.

Вернуться

Беспахотное земледелие шагает по планетеИтак, настало время поговорить о том, как используется метод беспахотного земледелия в мире, насколько он популярен и каких успехов добились земледельцы, применяющие технологии безотвальной обработки почвы.

Начнем с того, что это только для нас с вами, дорогие читатели, безотвальная обработка стала сельскохозяйственным откровением, чем-то совершенно новым, не до конца исследованным. С одной стороны притягательным, благодаря возможностям и перспективам, которые, как говорят умные люди, открываются перед тем, кто начинает применять этот метод. А с другой стороны — да кто его знает? Метод-то новый, мы уж лучше как-нибудь по старинке, лопатой и плугом… Так вот, только для нас, мой читатель, этот метод новый, да еще, возможно, для некоторых чиновников, которые пуще огня боятся новшеств, в том числе и прогрессивных, и поэтому не торопятся внедрять эти технологии. А во всем мире беспахотное земледелие отнюдь не новинка! Оно не просто применяется, а с каждым годом набирает обороты. И не за горами уже тот день, когда безотвальная обработка полностью вытеснит традиционную обработку плугом. Хотя, если посмотреть на вещи с другой стороны, не понятно, какой из этих методов следует считать традиционным?

Беспахотное земледелие на Западе называется No-till, что означает, если перевести дословно, «не пахать». No-till — это технология, при которой производится посев семян в почву, которая не подвергалась никакой обработке, а растительные остатки предыдущей культуры остаются на поверхности почвы. Что интересно, создателем основ беспахотного эффективного самовосстанавливающего земледелия, которое сейчас так широко применяется во всем мире, является наш соотечественник, великий русский ученый и выдающийся практик Иван Евгеньевич Овсинский.

Иван Евгеньевич своими работами показал, что, в то время как мы вносим в почву минеральные удобрения, питательных веществ в почве достаточно, их содержится даже во много раз больше, чем это необходимо растениям. Для нормального развития растений и получения обильного урожая важно не столько наличие в почве набора химических элементов, которые там имеются в достаточном количестве, а их доступность, их усвояемость растениями. А для того чтобы химические элементы, содержащиеся в почве, превращались бы в доступные растениям соединения и формы, необходима такая обработка земли, при которой обеспечивалось бы поступление в почву достаточного количества воздуха и влаги. Именно такой метод обработки и предложил Овсинский.

К слову сказать, и сам Дмитрий Иванович Менделеев уделял в своих работах большое внимание этому способу обработки земли. Так что в вопросе безотвальной обработки почвы, как и в ряде других, включая вертолетостроение и изобретение телевидения, ученые из России оказались «впереди планеты всей». Это был бы законный повод для гордости, если бы не то обстоятельство, что пользуются плодами научной мысли русского ученого фермеры из Канады, США да Аргентины с Бразилией. А наш крестьянин почему-то с недоверием пока относится к этим, дано признанным во всем мире методам, менее затратным и более эффективным.

Конечно же, говоря о беспахотном земледелии в зарубежных странах и, в первую очередь в США, нельзя обойти тот факт, что применение этих технологий заокеанскими фермерами стало мерой вынужденной. Поначалу, когда во второй половине XIX и в начале XX веков в Америку шло массовое переселение с Британских островов, из Центральной Европы, а так­же Скандинавских стран, переселенцы привезли с со­бой европейские земледельческие на­выки и орудия обработки почвы, в том числе обыч­ный для Европы плуг с предплужником. Эмигранты полу­чали в США и Канаде земли и создавали в пре­риях, покрытых богатой травяной раститель­ностью, свои фермы. Так нача­лась массовая распашка целинных земель. Отвальный плуг с предплужником оказался для подъема целины идеальным орудием. Им мож­но было в короткий срок разделаться с дерниной, плотный травянистый слой запрятать в глубину почвы и таким образом быстро подготовить ее для посева пшеницы. В первые годы освоения новых земель в основ­ном бессменно выращивали зерновые культуры. Распаханная целина за счет созданного природой естественного плодородия приносила поселенцам высокие урожаи. Постепенно население здесь увеличивалось и все больше земель распахивалось.

Европейская система обработки почвы с глубо­кой пахотой, тщательным предпосевным рыхлением была механически перенесена на вновь освоенные земли США и Канады, где климат более засушливый. При этом из систе­мы выпали такие важнейшие ее элементы, как плодосменные севообороты и удобрение навозом, что привело к печальным результатам. От бессмен­ной культуры зерновых, без удобрений природное плодородие из года в год истощалось, поля стали зарастать сорняками. К тому же со временем на смену легкому инвентарю с живой тягловой силой на поля пришли тяжелые тракторы с мощными прицепными орудиями и комбайны. Структура почвы и ее природное плодородие, создаваемые тысячелетиями целин­ной травяной растительностью, нарушились.

Сплошная распашка земли, непрерывная обра­ботка почвы, монокультура привели к тому, что ветровая и водная эрозии стали наносить сельскому хозяйству все больший и больший ущерб. В 30-х годах прошлого столетия в США начался уже колоссальный разгул ветровой эрозии. Губи­тельный процесс ее охватил громадную пло­щадь — свыше 40 миллионов гектаров.

Особенно страшным был день 12 мая 1934 года. Американский писатель Жан Дорст так описывает этот день: «День 12 мая 1934 года навсегда останется в анналах землепользования «траур­ным» днем: обширные равнины страны стали аре­ной беспрецедентного в истории Америки стихий­ного бедствия. Ветер страшной силы сдувал превращенную в пыль почву со всей зоны, включая Канзас, Техас, Оклахому и восточную часть Колорадо, нес черные тучи через территорию Американского континента на восток. Одни из них проносились над восточными районами США, затемняли небо над Вашингтоном и Нью-Йорком; другие унеслись в Атлантику. Оголенные районы, получившие с тех пор название «пыльная чаша», стали средо­точием ветровой эрозии, страшные последствия которой не раз проявлялись за этот период. Пыль­ные бури, легко покрывавшие расстояние 1000 ки­лометров и шедшие фронтом в 500 километров, поднимали частицы земли на 3000 метров. Неко­торые бури охватывали площадь в 450 тысяч квадратных километров, при этом переносилось более 2000 миллионов тонн почвы и сдувалось до 25 сантиметров поверхностного слоя почвы. Пыль оседала в других районах, покрывала пахот­ные земли, дороги и жилища».

Из-за полного уничтожения верхнего слоя почвы огромные площади ранее обрабатываемых плодородных земель стали непригодными для сельскохозяйственного использования. В Канаде в то же время происходило нечто подобное. В штатах США и провинциях Канады, где зем­ли подверглись особенно сильному разрушению, средняя урожайность пшеницы  умень­шилась в два с лишним раза и стала равняться 7–8 центнерам с гектара. Вскоре после того, как в 1934 году земледельцам Америки сильнейшая в истории страны пыльная буря нанесла такой тяжелый удар, правительством страны был принят закон, предусматривающий основные мероприятия, защищающие почвы от эрозии. Этот закон, кроме прочего, включал и следующие положения.

  • Максимальное сокращение числа обработок почвы.
  • Отказ от плужной обработки почвы и замена плуга плоскорежущими орудиями.
  • Сохранение на поверхности почвы стерни и других пожнивных остатков, для чего комбайны при уборке зерновых культур должны оборудо­ваться приспособлением, разбрасывающим со­лому.
  • Посев почвопокровных культур после убор­ки основной культуры с сохранением их осенью и зимой.

Правительство в первое время оплачивало фер­мерам часть затрат на противоэрозионные меро­приятия. В то же время законом предусматрива­лось, что если фермер не выполняет обязательные противоэрозионные мероприятия, которые пред­писала служба охраны почв, то он привлекается к судебной ответственности.

Кроме ветровой эрозии, полям США угрожала и водная. Американские ученые подсчитали, что в среднем за год смывается 11,5 тонны почвы с каждого гектара. Всего же водная эрозия уносила в стране ежегодно около 5 миллиардов тонн па­хотной земли. Поэтому наряду с узаконенными противоэрозионными приемами в США стали широко применять приемы обработки почвы, получив­шие названия «минимальная» и «нулевая».

По свидетельству службы охраны почв США, минимальная обработка уменьшает распыление и уплотнение почвы, обеспечивает хорошую защи­ту от водной эрозии, позволяет укладываться в лучшие агротехнические сроки проведения полевых работ и сокращает затраты труда и средств. Мини­мальную обработку в США рассматривают уже как опти­мальную. За годы, прошедшие после принятия исторического, не побоюсь этого слова, закона о защите почв, большинство американских фермеров в той или иной степени стали применять технологии безотвального земледелия. Некоторые из земледельцев обрабатывают все свои земли без вспашки. Некоторые частично — именно у такого фермера, если вы помните, и довелось поработать моему хорошему приятелю Вадиму Басаргину.

Канада — крупнейший производитель сельскохозяйственной продукции — не отстает от Соединенных Штатов. Еще в 1963 году видный советский государственный деятель, агроном и писатель Федор Трофимович Моргун в составе делегации посетил Канаду. Свои впечатления от этой поездки он описал в книге «Поле без плуга». Там в частности Моргун отмечает, что в тех канадских провинциях, в которых довелось побывать, он не видел ни одного плуга и отвальной обработки почвы вообще. Канадские ученые и ферме­ры говорили, что они смогли приостановить ветро­вую эрозию почв и добиться устойчи­вых урожаев, отбросив плуг и применив мелкую безотвальную обработку земель.

Но давайте все-таки повнимательнее посмотрим, как сейчас обстоят дела у «них», за рубежом. В последнее десятилетие многие страны мира значительно сократили производство плугов или вовсе отказались от них, перешли на беспахотное земледелие — на минимальную поверхностную обработку на глубину 5–7см и на возделывание сельскохозяйственных культур совсем без механической обработки почвы. Промышленностью стран Европы и Америки производятся широкозахватные комплексы для реализации этой технологии, постоянно увеличиваются площади земель, где применяется так называемое нулевое возделывание.

Чтобы не быть голословным, приведу некоторые статистические данные. Так, например, в США из 113700 тысяч га обрабатываемых земель метод беспахотного земледелия используют на 23700 тысячах га, что составляет почти 21% от общей площади. В Канаде, соответственно, — 23500 тысяч га, из которых 13400 тысяч обрабатываются беспахотно. Это целых 57% обрабатываемых земель. Подобная же картина наблюдается и в странах Латинской Америки, ведущих производителях сельскохозяйственных культур. В Аргентине это 29000 тысяч га общей обрабатываемой площади и 16000 тысяч га, где применяется безотвальный метод, итого 55% от общей площади. В Бразилии следующие цифры: 38400 тысяч га, под беспахотной обработкой 21900, то есть 57%. А в Парагвае вообще не пашут почти 70% обрабатываемых земель. Выводы на основании этих сухих цифр вы, уважаемые читатели, можете сделать сами.

Среди причин роста популярности данной обработки земли можно выделить две основные. Первая причина экологическая: технология No-till — эффективное средство предупреждения эрозии почвы. А эрозия, не будем забывать, это ведь не только постепенное уничтожение поверхностного плодородного слоя, что само по себе очень страшно, но и, как я уже говорил, губительные пыльные бури, когда тучи, состоящие из мельчайших частиц почвы, поднимаются на высоту до трех километров и покрывают расстояние в несколько сотен километров. Эрозия — это еще и загрязнение водоемов, несущее гибель их обитателям.

Вторая причина — экономическая. При меньших затратах, материальных и физических, земледелец получает бОльшую прибыль, а заодно и повышает плодородие почвы. Рискну предположить, что основной причиной следует считать все же экономическую. Навряд ли зарубежные фермеры так быстро внедряли бы у себя метод беспахотного земледелия, если бы не затрагивались их экономические интересы. Но мы с вами, я думаю, не будем осуждать их за это. На Западе, как известно, умеют и любят считать деньги. Каждое новшество непременно должно быть экономически обосновано, тем более такое, можно сказать революционное новшество, меняющее сложившееся за долгие годы понятие о способах ведения сельского хозяйства.

Немецкие ученые Тебрюгге и Бернсен после многолетних полевых исследований пришли к выводу, что беспахотное земледелие — это более выгодная технология по сравнению с традиционной, основанной на отвальной обработке почвы. Эта технология выгоднее за счет более низких затрат на сельскохозяйственную технику и ее эксплуатацию. Ведь в этом случае существенно уменьшается потребление топлива и требуется меньше трудовых ресурсов. Кроме того, используются тракторы меньшей мощности, отсутствие механической обработки почвы в безотвальной обработке влияет на увеличение срока службы техники.

Согласно данным Тебрюгге и Бернсена, при сравнении традиционной технологии и метода безотвальной обработки по результатам проведенных длительных опытов в Германии были выделены следующие экономические преимущества технологии No-till:

  • капиталовложения в сельхозтехнику ниже на 39%;
  • потребности в мощности тракторов ниже на 75%;
  • затраты труда снижаются на 80%;
  • расход топлива ниже на 84%.

Что и говорить, цифры впечатляющие. В других странах и регионах они, вероятно, будут иными, но то, что тенденции совпадут, не вызывает сомнения. А ведь благодаря предупреждению эрозии почвы, существуют еще такие показатели, как снижение затрат на очистку воды в результате уменьшения отложения осадка в реках. Даже снижение затрат на эксплуатацию дорог ввиду отсутствия на них наносной почвы учли дотошные немцы!

Завершая разговор о беспахотном земледелии в Германии, я хочу обратить внимание читателей на книгу профессора Гюнтера Канта «Земледелие без плуга», вышедшую в ФРГ в 1976 году и переведенную на русский язык. Приведу две цитаты из этой книги: «Отрицательная сторона вспашки проявляется особенно в обнажающем почву действии плуга, когда естественное сложение почвы в резуль­тате оборачивания ставится на «голову». И вторая: «Собственно говоря, интенсивная обработка почвы была и является рациональной до тех пор, пока не минерализуются сверхоптимальные запасы гумуса в почве или вно­сятся высокие дозы органических удобрений. Она бывает недопустима, если содержание гумуса снизилось ниже уровня, необходимого для опре­деленного биологического саморыхления и ста­бильного крошения почвы». Стоит ли говорить, что под «интенсивной обработкой почвы» немецкий профессор подразумевает обработку плугом!

Из Европы предлагаю перенестись в Южную Америку и посмотреть, как на этом далеком от нас материке обстоят дела с технологиями безотвальной обработки почвы. И опять должен отметить, что технологии эти применяются широко и площади их использования постоянно увеличиваются. Так, если в 1987 году в Бразилии, Аргентине, Парагвае и Уругвае беспахотное земледелие применялось лишь на 670 тысячах га, то к 2004 году оно уже использовалось на 39,6 млн. га. За 25 лет увеличение почти в 60 раз! Вот это темпы! Очень важно то, что государство уделяет много внимания внедрению этого метода земледелия, считая его весьма перспективным. Впечатляет и научный подход к изучению тех преимуществ, которые метод дает.

В Парагвае, например, еще в 1997 году были отобраны восемнадцать фермеров из двух департаментов на юго-востоке страны, которым было предложено применять в своих хозяйствах методы беспахотного земледелия. Через несколько лет был проведен глубокий анализ их деятельности. Собранные с целью изучения данные позволили сравнить технологию безотвальной обработки и традиционную. Изучение показало дополнительные преимущества от внедрения новых технологий вместо традиционной обработки плугом. На рассматриваемых фермах, где использовали No-till и традиционную пахоту, наблюдали различия в урожайности, использовании удобрений и гербицидов (самые важные пункты, исходя из затрат).

По результатам проведенных исследований фермерских хозяйств, урожайность культур, выращиваемых по традиционной технологии, уменьшилась в течение 10 лет приблизительно на 5–15% (в зависимости от культуры), в то время как за этот же период при использовании безотвальной обработки она увеличилась на 5–20% (снова в зависимости от культуры). Кроме того, существенно уменьшаются затраты на средства защиты растений и удобрения. Экономия может составить от 30% до 50% по сравнению с традиционной технологией возделывания в течение примерно одинакового периода времени.

И еще, обращаю ваше внимание на очень существенный момент. В регионах, где проводился этот эксперимент, происходит очень быстрая деградация почв при их интенсивной обработке. В одном из регионов, Сан Педро, земли покидают спустя 5–7 лет после того, как их расчищают от девственного леса с целью выращивания сельскохозяйственных культур. В Итапуа период возделывания культур перед тем, как оставить земли навсегда, составляет 8–10 лет. Так вот, на фермах, применяющих беспахотное земледелие, деградации почв не наблюдалось.

В результате этого поучительного эксперимента пришли к выводу, что изменения в фермерских методах выращивания сельскохозяйственных культур, использование беспахотных методов обработки приведут к экономически, экологически и социально устойчивой системе земледелия. Были разработаны рекомендации по времени перехода на новые технологии земледелия. Согласно им переход лучше всего осуществить в течение 4 лет. В первый год технологию No-till целесообразно применить на 10% фермерского хозяйства, во второй год — на 40%, в третий год — на 70%, и в четвертый год — на всей площади пашни.

В соседней с Парагваем Аргентине метод прямого посева также давно и успешно используется. Так, в 2009 году, например, эта страна с населением 41 миллион человек произвела 94 миллиона тонн зерна, то есть более 2 тонн на человека. И применение безотвальных технологий обработки сыграло в этом успехе большую роль. А ведь еще несколько десятилетий назад страна стояла чуть ли не на грани экологической катастрофы. Из-за большого количества осадков и сильных ветров в Аргентине эрозионные и дефляционные процессы стали национальным бедствием.

В результате эрозии и дефляции, то есть выдувания или вымывания, из почвы уносится прежде всего самое ценное — мелкозем, который содержит в себе питательные вещества. Перед аргентинскими учеными был поставлен вопрос: как защитить поля, чтобы вода с них не уходила, а накапливалась. В результате долгих исследований аргентинские ученые пришли к заключению, что только прямой посев (являющийся частью беспахотного земледелия!) станет выходом из сложившейся ситуации. Во время прямого посева прорезается лишь небольшая (глубиной от 8 до 15 см) скважина для заделки семян в почву. Все растительные остатки остаются на месте. И при этом пылевидная фракция формируется в узенькой полоске шириной 1–2 см, а вся остальная структура почвы остается нетронутой. Именно это обстоятельство исключает пресловутые эрозийные и дефляционные процессы. Почву рыхлит не механическое воздействие плуга, а корневая система самого растения.

Сейчас в Аргентине, как я уже отмечал, почти на 60% площади применяется прямой посев. На остальных же — пастбища, поля под овощи и картофель, сады, виноградники. Отметим и такой интересный факт: ближе к Бразилии в Аргентине начинаются красноземные почвы. До внедрения прямого посева они стоили в 8–10 раз дешевле, чем черноземы. А сейчас с прямым посевом красноземы стали давать отличные урожаи, и, как следствие, цены на эти земли выросли и по стоимости сравнялись с черноземами!

Рикардо Медера, знаменитый аргентинский агроном, уже 35 лет занимающийся вопросами прямого посева, был одним из тех, кто разрабатывал технологию прямого посева для Аргентины. Вот что он говорит о преимуществе этой технологии: «Можно уверенно сказать, что при системе прямого посева, оставляющей пожнивные остатки на поверхности, появляется целый ряд преимуществ, способствующих улучшению производительных условий, которые отражаются в увеличении производства». Вот какие преимущества он выделил.

  • Увеличенное влагозадержания: оставшаяся стерня препятствует испарению воды с поверхности почвы, способствует лучшему впитыванию и, как следствие этого, уменьшению водной эрозии.
  • Уменьшение ветровой эрозии почвы: неповрежденная при посеве корневая система продолжает выполнять функции скрепления почвы даже после сбора урожая.
  • Оперативная оптимизация: сокращаются расходы на горючее, уменьшается парк используемой сельскохозяйственной техники, уменьшатся количество проходов по полям и количество операций.
  • Улучшение производительной атмосферы: нет движения почвы, не нарушается макро- и микрофауна в ней, увеличивается процентное содержание органической материи, а оставшаяся измельченная солома дает дополнительное биологическое питание почве.
  • Стабилизация урожайности в течение многих лет: урожайность при применении прямого посева намного стабильнее, чем при традиционной обработке почвы.

А вот что говорит Рикардо Медера по поводу препятствий для внедрения безотвальной технологии обработки: «Самым большим препятствием внедрения системы прямого посева является неосведомленность, отрицание и недоверие к новшествам. И что нужно изменить в первую очередь, так это пессимистический взгляд на предстоящие изменения».

Итак, мы видим, что ученые и фермеры разных континентов, успешно применяющие технологии безотвальной обработки почвы, приходят к одним и тем же выводам об эффективности и перспективности данных технологий. Рост урожаев при сокращении издержек и улучшение экологической обстановки в этих странах — блестящее тому подтверждение!

Беспахотное земледелие в России
В предыдущей главе мы с вами, дорогие читатели, выяснили, что весь мир уже давно и весьма успешно использует технологии безотвальной обработки почвы. Мы увидели, что этот метод во многих странах стал основным при производстве сельскохозяйственных культур, в первую очередь зерновых и бобовых. Теперь же настало время посмотреть, а как же у нас в России, на родине, можно сказать, научного беспахотного земледелия обстоят дела с внедрением этого прогрессивного и эффективного способа обработки земли?

Если ответить в двух словах, то не очень хорошо пока обстоят дела. К сожалению. Казалось бы, нам самой историей было предопределено стать мировым лидером в применении технологий, разработанных нашими же соотечественниками. На то имелись и объективные причины — огромные по площади неосвоенные целинные земли, при обработке которых так пригодились бы эти технологии. Но отстаем мы от других стран в области применения прямого посева, как еще называют беспахотное земледелие. Пока, надеюсь, отстаем. И считаю, что все у нас впереди, что, в конце концов, Россия займет достойное место в ряду стран, использующих эти передовые методы ведения сельского хозяйства. Как выяснилось, не только я так считаю.

Еще 30 сентября 2004 года на заседании президиума Государственного совета был заслушан доклад «О роли современных технологий в устойчивом развитии агропромышленного комплекса Российской Федерации». В этом докладе авторы указали на серьезные проблемы в отечественной агропромышленной отрасли: низкую производительность труда, высокую энергозатратность, отсталую техническую оснащенность, систематическое ухудшение экологической обстановки, падение плодородия почвы и, как следствие этого, уменьшение урожайности сельскохозяйственных культур, высокую неконкурентоспособную себестоимость, низкие валовые сборы. Все это повлекло за собой существенное отставание аграрного сектора России от ведущих стран Европы и Америки по всем направлениям сельскохозяйственного производства. Авторы доклада считают, что единственно правильное решение, способствующее выходу из создавшейся ситуации, — это переход к ресурсосберегающим технологиям возделывания сельскохозяйственных культур на базе технического перевооружения производства, повышения квалификации кадров. Жалко, что выводы авторов носят лишь рекомендательный характер.

Первым же в 1889 году в защиту безотвальной обработки и против плуга выступил уже упоминавшийся русский агроном И. Е. Овсинский. Он писал о колоссальном вреде, который наносят плуги человечеству (в своих сравнениях он доходил до того, что считал вред от фабрики, производящей плуги, даже большим, чем от концерна Круппа, выпускающего снаряды). Вред плуга Овсинский видел в нарушении естественного расположения слоев почвы, снижении их водопроницаемости и ухудшении условий для деятельности микроорганизмов почвы: аэробы, которым требуется насыщение почвы кислородом, оказываются в глубине почвы и угнетаются анаэробными условиями, а анаэробные микроорганизмы, напротив, попадают в условия избытка кислорода. Однако страстные призывы Овсинского не были услышаны, и вплоть до 60-х годов в СССР преобладала плужная обработка почвы, что во многом было связано с непререкаемым авторитетом В. Р. Вильямса, который был ее сторонником.

Большую роль в возврате к безотвальной обработке почвы сыграл американец Э. Фолкнер, который в 1943 году опубликовал книгу «Безумие пахаря» (в переводе на русский язык она вышла в 1959 году). Книга была ответом на грандиозные пыльные бури 30-х годов в США, о которых я рассказывал в предыдущем разделе. Автор называл плуг «злодеем в мировой сельскохозяйственной практике», который вызывает эрозию и препятствует поступлению воды из более глубоких горизонтов почвы в приповерхностные, где расположена основная масса корней культурных растений. Как и Овсинский, Фолкнер при этом указывал на абсурдность переворачивания почвы и в качестве примера совершенства природы приводил естественные растительные сообщества, которые не страдают от засухи даже в самые засушливые годы.

Для распространения безотвальной обработки в СССР много сделал и выдающийся земледелец Т. С. Мальцев, который начал свои эксперименты в Курганской области в предвоенные годы, но смог утвердить новые представления только в период освоения целинных и залежных земель. В это время в СССР повторилась история разрушения почв США и Канады, и эрозия охватила миллионы гектаров почв Казахстана и Алтая. Система безотвальной обработки почвы Мальцева включала периодическое глубокое (до 40 см) рыхление почвы и регулярное рыхление на глубину 7–8 см, что активизирует биологическую жизнь почвы. Безотвальная обработка почвы тем выгоднее, считал Мальцев, чем меньше влаги в почве. Она особенно эффективна в степной зоне, где используется нулевая обработка: посев зерна непосредственно в стерню. Однако беспахотная обработка имеет свои недостатки, так как требует особо высокой культуры земледелия и строгого соблюдения сроков агротехнических работ в зависимости от особенностей климата, чтобы «обыграть» сорняки.

Сейчас в различных уголках нашей страны в колхозах, на фермах и опытных станциях научных учреждений убежденные сторонники беспахотного земледелия добиваются на самом деле выдающихся результатов. Не применяя в своих хозяйствах плуга, используя только плоскорезную технику, они выращивают богатые урожаи, одновременно повышая плодородие почв. Эти энтузиасты охотно делятся своими секретами, организуют семинары по безотвальной обработке почвы, публикуют отчеты и статьи о своей деятельности в периодических и специальных органах печати и в электронных средствах массовой информации. Появились также и промышленные предприятия, выпускающие специальную технику, полностью соответствующую требованиям почвосберегающих технологий. И как результат их трудов — растут ряды приверженцев беспахотного земледелия. Пусть не такими темпами, как за рубежом, но растут.

Уже довольно давно и успешно применяется метод нулевой обработки почвы в ряде хозяйств республики Башкортостан. Лидерами по ее внедрению в республике являются Сельскохозяйственный производственный кооператив (СПК) «Красная Башкирия», СПК имени Калинина и СПК «Базы». Эффект в этих хозяйствах налицо: даже в условиях жесточайшей засухи 2010 года они получили хороший урожай и завершили год с прибылью.

Директор «Красной Башкирии» Раиль Салаватович Фахрисламов — главный энтузиаст и пропагандист применения нулевой технологии обработки земли. Благодаря его усилиям под новый беспахотный метод сельчане отвели сначала часть земли. Теперь же, спустя несколько лет, таким образом обрабатывается уже 90 процентов всех земель.

Одной из главных трудностей директор считает длительность процесса перехода на новые методы работы. Риск состоит в том, что в первые годы урожайность может даже понизиться, а вера в эффективность метода и терпение иссякнуть. Для того чтобы этого не происходило, необходимо наличие специальной литературы, где бы подробно объяснялись все нюансы перехода на беспахотное земледелие, нужны лекции и семинары, на которых бы авторитетные в области сельского хозяйства специалисты делились своим опытом. Еще одна проблема заключается в том, что технология безотвальной обработки работает только при наличии высокопроизводительной техники, а это требует дополнительных вложений. К тому же крестьянин — консерватор по натуре, привыкший за много десятилетий работать по традиционным, интенсивным технологиям глубокой вспашки. Не очень просто будет его убедить в неверности испытанных методов. Но трудности эти преодолимы. В этом убеждает пример Раиля Салаватовича, который уже давно пожинает плоды своих усилий.

Причиной, заставившей бывший колхоз идти по новому пути, было желание выжить в лихие, как сейчас говорят, девяностые годы. Экономические трудности тех лет плюс земля, стремительно теряющая плодородие, заставили директора крепко задуматься о том, как жить дальше. Раиль Фахрисламов побывал на Украине, в корпорации «Агро-Союз», где к тому времени была успешно освоена система самовосстанавливающегося земледелия. Посмотрел, поизучал, подумал. Затем наладил контакты с кустанайскими учеными и практиками. А после состоялась поездка в Канаду, где технологию безотвальной обработки почвы осваивают давно и успешно.

Через некоторое время появились положительные результаты. Нулевая технология позволила резко, почти на 90 процентов уменьшить пагубное влияние эрозии и получать устойчивую урожайность даже в засушливые годы, значительно уменьшить производственные затраты за счет меньшего расходования ГСМ, удобрений, улучшить качество фильтрационной воды, биологическую активность почвы. И в целом повысить рентабельность сельскохозяйственного производства.

Например, если раньше за сезон хозяйство расходовало 1800 тонн дизельного топлива, то при новых методах обработки тех же площадей стало уходить порядка 600 тонн. Разница, как видите, более чем существенная. Кроме того, высокая производительность техники позволила сократить трудовые затраты, решив тем самым вопрос дефицита кадров. В «Красной Башкирии» обработкой 15 тысяч гектаров  занимаются всего 70 человек вместо двухсот, как было раньше. Зато средний заработок в «Красной Башкирии» составляет 30–50 тысяч рублей в месяц. Такую зарплату и в столице поискать надо! Что дела в СПК обстоят как надо, говорит и тот факт, что только за год хозяйству удалось закупить зарубежной техники, удобрений и химикатов на сумму в 20 миллионов рублей, а всего за последние несколько лет на эти цели израсходовано 100 миллионов. Какой сельхозпроизводитель может похвастаться такими вложениями? Наверное, только тот, кто тоже внедряет у себя в хозяйстве технологии нулевой обработки.

В соседней с Башкирией Татарии тоже имеются традиции применения технологий безотвальной обработки. Еще 1980-е годы в Татарстане начали внедрять безотвальную обработку в сочетании с отвальной вспашкой. В ОПХ «Семеновод» эта система позволила получить за период 1981–1985 гг. в среднем с каждого гектара по 29,8 ц зерна, по сравнению с 15 ц за 1976–1980 гг. По мнению специалистов Министерства сельского хозяйства республики, грамотное внедрение новых методов способствовало заметному росту урожайности зерновых и зернобобовых культур.

Положительные перемены с внедрением безотвальной системы обработки почвы были отмечены в хозяйствах Кукморского. Балтасинского и Зеленодольского районов. К сожалению, в большинстве районов бессистемная замена традиционной вспашки безотвальным рыхлением привела к отрицательным результатам и скомпрометировала это начинание на долгие годы. Агрономическая конференция, состоявшаяся в марте 1990 г., попыталась дать объективную оценку сложившейся ситуации и наметить пути, по которым будет развиваться беспахотное земледелие в республике. Однако команда сверху: «Плоскорезы — вон с поля!» — перевесила доводы ученых.

В то же время в республике продолжали расти масштабы деградации почв, снижалось естественное плодородие пахотного слоя. За последние 40 лет площади пашни, подверженные водной эрозии, возросли более чем в 2,2 раза. Ежегодные потери гумуса составили от 0,45 до 1,1 тонны на гектар, в зависимости от  типа почвы. Такое положение дел требовало научно обоснованной противоэрозионной энерго- и ресурсосберегающей обработки почвы. Этим занялся ведущий отраслевой институт — Татарский научно-исследовательский институт сельского хозяйства. Там уже давно ведутся стационарные исследования по минимализации обработки почвы и установлено, что плоскорезное рыхление увеличило урожайность культур севооборотов на 10–12% по сравнению с ежегодной отвальной вспашкой. Этому способствовало, в числе прочих факторов, большее сохранение продуктивной влаги в метровом слое почвы, что обеспечивает формирование дополнительного урожая зерна 3,8–4 ц/га. Там же были сформулированы основные требования к качеству работы плоскорезных рыхлителей при глубине обработки 20–30 см:

  • отклонение фактической глубины обработки от заданной — не более 3–4 см;
  • степень сохранения стерни — 80–85%;
  • диаметр комков — не более 10 см;
  • высота гребней — не более 5 см;
  • ширина борозд от стоек — не более 20 см.

Один из основных выводов заключался в том, что минимализация обработки почвы позволяет решить серьезные проблемы: предотвратить водную и ветровую эрозию, увеличить накопление в почве продуктивной влаги, усилить процессы восстановления плодородия и при этом сэкономить энергозатраты. В настоящее время много хозяйств Татарии перешли на технологии нулевой обработки почвы в соответствии с рекомендациями республиканского научного института.

Говоря о положении дел в нашей стране в области применения беспахотного земледелия, нельзя не сказать несколько слов о Кубани — всероссийской житнице. Казалось бы, в этом благодатном земледельческом крае новые технологии растениеводства, приносящие существенную прибыль, должны быть восприняты на ура. Но, к сожалению, в действительности трудно ожидать в ближайшее время на Кубани перехода на безотвальные методы обработки. Кроме относительно объективных причин, вызванных трудностями перехода на новые методы, существуют и чисто субъективные причины.

В официальных кругах кубанской аграрной науки господствует мнение, что уникальность кубанских черноземов не позволяет без глубокой отвальной пахоты успешно возделывать ни одну сельскохозяйственную культуру. Технологии возделывания всех культур базируются на традиционной отвальной вспашке, как это было 10, 20 и 30 лет назад. А что же получается в итоге? Богатейшие кубанские черноземы потеряли 50% гумуса, а значит, на столько же уменьшилось их плодородие. 71% сельскохозяйственных угодий подвержен дефляции. И все эти негативные явления непосредственно связывают с отвальной вспашкой!

Черноземы со временем теряют свое плодородие. Это связано с дефляционными  процессами, преимущественно развитыми в северных и северо-восточных районах степной части (на Кубани все знают, что эти процессы повсеместны). Так же это происходит и за счет усиленной их эксплуатации интенсивной глубокой обработкой. Реально ли при таком интенсивном падении естественного плодородия черноземов с помощью удобрений и других факторов уже в ближайшие годы получение высоких стабильных урожаев? Маловероятно!

По данным Международной сельскохозяйственной организации при ООН (ФаО), в нормальных условиях 80% урожайности дает уровень плодородия почв и только 20% зависит от других факторов. Наличие органического вещества (гумуса) — основной признак, отличающий почву от песка и другого грунта. Возможно ли на базе существующих зернопропашных и зерно-травяно-пропашных систем, в основе которых лежит отвальная вспашка, обеспечить даже сохранение, не говоря уже о приросте, естественного содержания гумуса и плодородия почвы в целом? Опыт научных учреждений всего мира и повседневная производственная практика однозначно утверждают: нет!

Переход на современные ресурсосберегающие природоохранные технологии — единственный путь для успешного выживания сельского хозяйства. К счастью для нас, не дожидаясь официального благословения со стороны аграрной науки, под натиском рынка многие фермеры уже успешно возделывают не только озимую пшеницу, но и подсолнечник, озимый рапс, сою и даже сахарную свеклу без применения отвальной вспашки. И получают более высокие урожаи! Об этом говорит, к примеру, многолетний опыт работы фермеров Крыловского района Краснодарского края.

К сожалению, такой опыт не только не изучается и не поощряется, но даже преследуется со стороны некоторых районных административных служб. Приведу лишь один пример. В 2005 году из-за отсутствия средств руководитель ЗАО «Лада» Кореновского района не смог вспахать все поля озимых под подсолнечник. Одно поле ушло в зиму безо всякой обработки. И именно на этом поле, применив ресурсосберегающую технологию, получили самый высокий урожай (34 ц/га) маслосемян — почти на 10 ц/га больше, чем на других полях по отвальной вспашке. К сожалению, этот опыт не стал уроком для ЗАО «Лада». Под влиянием настойчивых «рекомендаций» административных служб хозяйство вернулось к традиционной системе возделывания и сегодня находится на грани банкротства.

И все-таки на Кубани есть центр изучения и распространения международного опыта нулевых технологий возделывания сельскохозяйственных культур. Это фирма «Подшипник», расположенная в г. Усть-Лабинске. Специалисты этой фирмы не только бесплатно регулярно проводят теоретические семинарские занятия, но и вывозят участников на поля, где возделываются сельскохозяйственные культуры. Безусловно, данная технология требует специальных знаний, веры в себя, соответствующей техники. После посещения семинаров многие фермеры становятся сторонниками новых технологий. И фирма «Подшипник» консультирует, помогает им приобрести соответствующую технику или приспособить старую к новым технологиям. Постоянно увеличивающееся количество участников этих семинаров говорит о растущей популярности среди аграриев юга России новых технологий обработки земли.

В этой главе я рассказал лишь о трех регионах, где технологии беспахотного земледелия применяются относительно широко и имеют устойчивую тенденцию к росту. Но, надо заметить, что в каждом регионе нашей страны имеются хозяйства, в которых земледельцы успешно работают, используя методы безотвальной обработки. Повторюсь, к сожалению, наши земледельцы в основной своей массе не перешли на работу по этому прогрессивному методу, но верю, что это время не за горами.

Далее 3. Научные исследования — в дело!

Тематические товары: